Люди и дела

Модники Гродно поссорились из-за платья в перышки. Юрист объяснил, есть ли здесь плагиат

Владелица бренда NATASHA TSU RAN Наталья Цуран в июне заявила, что у нее скопировали платье, которое она выпускает три года. Обидно ей стало, когда у нее спросили, такое же ли это платье, как у бренда KRIKATE (позже в посте Наталья убрала название бренда — Hrodna.life). В комментариях отреагировали по-разному: напомнили, что у других брендов похожее платье появилось в 2019. Редакция спросила у юриста бесплатной и анонимной юридической помощи legalhub.help, можно ли в этом случае говорить о плагиате.

Кто первым придумал «перышки»

«А ничего что у Ирины Звонко платье комбинация „перышки“ в 2019 году было выпущено? Вас это не смущает? Я сама шью одежду для себя и тогда, в 2019 г. увидела эту ткань в изделии у Ирины и купила ее себе, так что глупо с Вашей стороны заявлять о плагиатах», — написала пользовательница ray_lingerie (здесь и ниже сохранено авторское написание комментариев). На это Наталья ответила, что жила в Минске и не следила за коллегами из Гродно.

Пользователи оставили десятки комментариев. Они обсуждали возможность получение патента, копирование и доходили до завуалированных оскорблений и пассивной агрессии. Например, Наталья написала, что ее конкурентке Катерине Корлатяну — основательнице KRIKATE — популярность «в глаз попала и повредила зрение и немного ум». А кто-то говорил, что у него такое же платье 2018 года. Многие утверждали, что платья разные. А еще — спорили о популярности брендов.

 — Хохочу в голос, правда!) это очень забавная история вышла. Вы, претендуете на право чего? На право ткани, как я вижу? Но абсолютно не на право модели платья. Можно лабировать сколько угодно тенью ‘плагиата' и строить из себя бедную овцу — но целостности, к сожалению, исходя из вышеперечисленного это вам не добавит. Итс энауф, мне кажется. Давайте не будем раз за разом пиз**ться за каждую позицию и идти на дно. А можете Наталья пожалуйста выкупить всю ткань в Европе?<…>, — написала nesteapetrova.

Были и поддерживающие комментарии. «Я, как активный покупатель, увидела в ленте „разработку новой модели“ у некоторых „дизайнеров“ и о*уела от нелепости. Ведь эта ткань уже не один сезон в твоем бренде и ассоциируется с тобой», - написала Дарья Иодель.

Что ответил KRIKATE?

«Наш бренд не отслеживает позиции других гродненских брендов, а также могу вам подсветить, что у производителей одежды могут быть пересечения в тканях так например многие бренды работают с чёрной костюмной тканью, с футером из которого шьют спортивные костюмы, футболки, шелка из которых шьют платья, и это совершенно не значит что бренды чем-то похожи. Я с уважением отношусь к другим брендам и данное пересечение в выборе ткани говорит о нашем схожем вкусе, с другим брендом», — написала владелица бренда Екатерина в ответах в комментариях.

Платье KRIKATE. Фото: Instagram бренда

Как можно охранять модель одежды от плагиата?

В законодательстве большинства стран, включая Беларусь, нет понятия «плагиат» — его используют в быту. Что признают нарушением и какая будет ответственность — зависит от вида объекта интеллектуальной собственности, рассказали в службе бесплатной и анонимной юридической помощи legalhub.help.

В зависимости от потребностей дизайнера, внешний вид созданного им предмета одежды можно охранять тремя способами:

  • как произведение прикладного искусства и дизайна;
  • как промышленный образец;
  • как товарный знак.

Как не дать конкурентам делать похожие платья?

«Если опираться на терминологию, предложенную самой Натальей Цуран, то с юридической точки зрения понятию „ДНК бренда“ лучше всего отвечает третий способ — регистрация платья как объемного товарного знака (форма товара). Этот способ охраны прав является самым продвинутым — потому что только он позволит дизайнеру запретить другим производить и продавать не только идентичные, но и очень похожие платья», — объясняет юрист legalhub.help.

Для охраны товарного знака его нужно зарегистрировать и получить свидетельство. Оно действительно 10 лет и может продлеваться неограниченное количество раз. Товарный знак защищается только в той стране, где он зарегистрирован. Для охраны товарного знака на территории нескольких стран придётся регистрировать его в каждой стране по местным правилам.

Платье NATASHA TSU RAN. Фото: Instagram бренда

 — Обоим дизайнерам этот способ защиты знаком: у Натальи Цуран в качестве товарного знака раньше был зарегистрирован логотип (однако 14 марта 2022 охрана была прекращена), а у Екатерины Корлатяну есть действующий товарный знак на логотип. Но форма спорного платья как товарный знак не зарегистрирована никем из дизайнеров.

Основная сложность в такой защите заключается в том, что для регистрации в качестве товарного знака форма платья должна быть оригинальной и уникальной. Иначе при экспертизе её признают не имеющей признаков различия и откажут в регистрации. Как признают оба дизайнера, платье-комбинация — это стандартный, базовый силуэт, а ткань находится в свободной продаже. Поэтому вероятность, что именно это платье успешно прошло бы экспертизу, крайне маловероятна, считает юрист.

Произведения прикладного искусства и дизайна защищаются авторским правом по факту его создания. Каких-либо формальностей не требуется. Охрана имущественных прав автора длится всю жизнь автора и 50 лет после его смерти. После этого произведение переходит в общественное достояние. Авторское право действует сразу во всех странах мира.

Авторское право распространяется на форму выражения, но не на содержание произведений. Это значит, что нарушением авторского права будет являться буквальное копирование конкретного предмета одежды, но не копирование его идеи. «Таким образом, Наталья Цуран может претендовать только на защиту созданного ею платья от воспроизведения и распространения, но не сможет предъявить требований на авторство идеи», — считает юрист.

Если от воспроизведения защитить необходимо не сам предмет одежды, а его идею, то дизайнер может получить патент на промышленный образец. Это художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид и обладающее новизной и оригинальностью. Патент будет действовать 15 лет, после чего промышленный образец переходит в общественное достояние. Патент действует только в той стране, где он зарегистрирован. Для охраны патента на территории нескольких стран придётся регистрировать его в каждой стране по местным правилам.

В Базе данных объектов права промышленной собственности нет сведений о том, что у Натальи Цуран или у Екатерины Корлатяну когда-либо были патенты на какие-либо предметы одежды. В Беларуси на сегодняшний день действует всего восемь патентов на промышленные образцы в отношении предметов одежды. Это связано, главным образом, с тем, что почти каждое действие по выдаче патента облагается патентной пошлиной.

Кроме того, после выдачи патента за каждый год поддержания его в силе нужно будет уплачивать отдельную патентную пошлину. Её размер с каждым годом увеличивается: если за первый год патентная пошлина составляет 2,1 базовых величин, то за пятнадцатый — уже семь базовых величин.

 — Отсутствие у Натальи Цуран патента на платье лишает её возможности требовать судебной защиты нарушенного права промышленной собственности на промышленный образец, — объясняет юрист. — Более того, даже если Наталья Цуран сейчас обратится в Национальный центр интеллектуальной собственности за получением патента, то это не позволит ей предъявить требования к Екатерине Корлатяну или к её ООО «Крикейт». Это связано с так называемым правом преждепользования: любое лицо, которое до даты подачи заявки на промышленный образец добросовестно использовало схожую самостоятельно разработанную идею, сохраняет право на её дальнейшее безвозмездное использование. Поскольку Екатерина Корлатяну самостоятельно разработала лекала и крой своего платья, она сможет свободно продолжать выпускать и продавать эту модель.

Что будет, если «сплагиатить»?

В Беларуси законодательство предлагает примерно одинаковый набор средств защиты нарушенного права для всех трех способов.

  • обязанность разместить публикацию о допущенном нарушении с указанием авторства;
  • выплата компенсации в размере от 1 до 50 000 базовых величин или возмещение убытков;
  • изъятие и уничтожение всех контрафактных экземпляров и любых материалов и оборудования, которые были использованы для создания этих экземпляров;
  • административная ответственность по ст. 10.15 КоАП либо уголовная ответственность по ст. 201 УК.
Платье KRIKATE. Фото: Instagram бренда

В дополнение копирование или имитация внешнего вида товара может быть признана актом недобросовестной конкуренции. Тогда нарушителя дополнительно могут судить по ст. 13.33 КоАП.

Можно ли судиться в данном случае?

 — Теоретически, наибольшую судебную перспективу в данном случае имеет спор о нарушении авторского права на платье как на произведение прикладного искусства и дизайна в сочетании с заявлением требований о недобросовестной конкуренции, — считает юрист.

На практике доказать факт копирования или имитации возможно только в случае полной идентичности платьев, чего в данном случае нет. В случае судебного спора к участию в деле необходимо будет привлекать экспертов и специалистов, проводить исследования общественного мнения. Всё это проводится за счёт сторон. В мировой практике рассмотрение подобных дел может длиться годами. Большое количество споров так и не доходит до вынесения решения.

«Оппонентам проще, дешевле и быстрее договориться между собой, чем продолжить спорить в суде, — считает юрист. — Поэтому, вероятнее всего, данный спор так и останется исключительно медийным, а потери понесёт только репутация обоих брендов».

Платье NATASHA TSU RAN. Фото: Instagram бренда

Он также отмечает, что бренд NATASHA TSU RAN сам рискует оказаться на месте KRIKATE. Принт на худи «VAHUE» от NATASHA TSU RAN потенциально схож с элементами фирменного стиля ювелирных украшений российского бренда RUSHEV. Но его положении более комфортное, чем у KRIKATE в конфликте о платьях. Дело в том, что RUSHEV не производит предметы одежды. Поэтому признаки воспроизведения и распространения есть только в отношении части произведения, а не целиком. Во-вторых, патент на промышленный образец или свидетельство на товарный знак «VAHUE» ни в Беларуси, ни в России RUSHEV не получит, так как регистрация матерных слов в качестве объектов промышленной собственности не допускается.

Читайте также: $ 200, машинка и мечта. 9 гродненских брендов, на которые стоит обратить внимание этой весной

Поделиться

Последние записи

Лес, книги, огород, мотоциклы. Посмотрели, как гродненцы проводят лето

Гродненцы ходят в кафе и готовят галеты. А еще - выращивают и раздают кабачки, катаются…

21 июля 2024

От учителя музыки до директора салона в Белостоке: как гродненка благодаря прошлому не потеряла себя в эмиграции

В начале июля Мария (имя изменено в целях безопасности - Hrodna.life) вместе с коллегой открыла…

19 июля 2024

«Острая потребность в искусстве». Художница открывает в Гродно студию рисования «Чили»

В Гродно готовится к открытию новая художественная студия «Чили». Это проект гродненки Виктории Янчилик. Виктория…

18 июля 2024

Узел, куда сходятся ниточки белорусских диаспор. Как в Польше прошел фестиваль Tutaka (который не перестают сравнивать с «Басовищем»)

Локацию фестиваля Tutaka воспринимаешь как дом, куда ежегодно возвращаешься. И где каждый четвертый пытается тебя…

15 июля 2024

«Не всем зайдет», «Слоним круче», «очень любим». В TikTok обсуждают, стоит ли переезжать в Гродно

«Я остаюсь, я буду здесь жить!» – под такой звук из фильма «Брат»  пользовательница TikTok…

12 июля 2024

Как спасаться от жары: полезные советы для солнечной погоды

+28, +29, +30. Ближайшую неделю гродненцев ждет настоящая жара. Hrodna.life собрал советы, что нужно делать,…

11 июля 2024